Домой Дети «Смотрела на свою грудь после родов, и хотелось плакать»

«Смотрела на свою грудь после родов, и хотелось плакать»

25
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Популярный блогер и мама очаровательной дочки Елизавета Золотухина рассказала Wday.ru, как решилась на маммопластику, и что из этого вышло.

Я никогда не могла похвастаться выдающимися формами. Размер груди всегда был даже меньше единички. И только в период кормления дочки я наслаждалась полноценной двоечкой. Но после… После завершения кормления грудь стала даже меньше, чем до этого. Я была в отчаянии. Думала, что останусь «доской» навечно. Смотрела на себя в зеркало, и даже плакать хотелось… Потом стало чуть лучше, ткани восстановились, чуть-чуть что-то наклюнулось. Что-то – красивой грудью это не назовешь. Я была собой недовольна.

Выкормила – и решилась

Для меня операция имела психологическое значение. Я и до родов носила пуш-ап, без этого одежда плохо смотрелась. Обычно я покупаю платья и блузки размера 42−44, но в груди мне всегда было велико. А ведь хотелось, чтобы фигура смотрелась гармонично.

Мне хотелось чувствовать себя красивее, быть увереннее в себе. Я всегда хотела, чтобы мое тело соответствовало моему внутреннему состоянию. Но если мышцы можно накачать, вес можно набрать или сбросить, то исправить грудь можно только хирургическим путем. Поэтому я и решилась на операцию.

В то время моей дочке было 4 года. Я знала, что маммопластику лучше делать после рождения хотя бы одного ребенка. Потому что во время беременности грудь растягивается, ее форма меняется, поэтому корректировать все лучше после.

Готовилась к операции я как к полету в космос. Изучила все, что только можно было: узнала, какие виды операций бывают, способы доступа. Например, можно просто вставить имплантаты, можно сделать подтяжку груди. А еще есть вариант, когда совмещают подтяжку и имплантаты. Врача я выбрала по рекомендации подруги, поэтому полностью ему доверяла. Мы с ним остановились на первом варианте.

Близкие говорили, что я очень смелая. Муж хоть и уверял, что не за грудь меня любит, но видел мое твердое намерение и понимал, что бороться со мной бесполезно.

«Мама скоро поправится»

Страшно совсем не было. Мандраж начался только буквально за несколько минут до операции. Когда ты знаешь, что сейчас будет наркоз (а он у меня был впервые), ложишься на операционный стол, от этого немного колбасит. Потом, когда просыпаешься после операции, ощущения тоже странные. Ты ждешь, что сейчас начнет что-то болеть, беспокоить, но не представляешь до конца, как это будет. Операция прошла хорошо. Заживала я быстро. Сразу после операции были какие-то давящие, болезненные ощущения. На второй-третий день, когда начались отеки, боли усилились, пришлось даже неделю обезболивающие таблетки пить. Но в целом все было терпимо. Какой-то сумасшедшей боли не было.

Более того, через неделю я уже смогла спокойно надевать одежду через голову, руки поднимать было не больно – первое время можно было надевать только то, что застегивалось спереди на пуговицы.

В первые дни очень помогал муж. И физически, и морально. Даже швы обрабатывал. Но самое главное – он взял на себя заботу о ребенке, все бытовые вопросы. Первые четыре дня после операции я вообще ничего не могла делать. Только спала, восстанавливалась, потом чуть-чуть начала гулять. Мне нельзя было поднимать ничего тяжелее двух килограммов – и это оказалось проблемой. Дочку пугало то, что я не могу брать ее на руки. Но мы с мужем объясняли ей, что это временно, мама скоро поправится. А чтобы она не так переживала, я старалась, чтобы у нас было больше тактильного контакта. Мы много обнимались, она часто лежала у меня на животе…

«Дети еще будут»

Сейчас уже все позади. Грудь получилась – загляденье третьего размера. Я к ней привыкла в первые же минуты, будто всегда с такой ходила.

Кстати, от мамы я свои планы скрывала. Не хотела, чтобы она лишний раз волновалась. И рассказала все только через три месяца после операции, когда самочувствие окончательно пришло в норму. Мама не стала ни охать, ни причитать, все очень спокойно восприняла – я даже удивилась.

Сейчас прошел почти год. Новая грудь не доставляет никаких неудобств, наоборот, радует. Только дочка иногда вспоминает, что я не могла ее поднимать первые месяцы после операции. Знаете, почему еще я ничуть не жалею о пластике? Потому что она помогла мне изменить свою жизнь. Я считаю, что самое главное – делать все умеренно, стремиться к естественности. Когда-нибудь, возможно, у меня еще будут дети. Все врачи говорят, что кормить грудью с имплантатами можно. Конечно, нельзя дать стопроцентную гарантию, что грудь останется в той же идеальной форме. Но это меня не пугает.

А еще у меня в планах коррекция носа. Остальное меня устраивает.

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here